ФОТОРЕЗОНАНС

PHOTORESONANCE

от лат. resono — откликаюсь

К книге "Между белым и черным"

 

 Александр Филиппов Между белым и черным. СПб., 2004.

ПЕВЕЦ одиноких прогулок, Александр Филиппов, дает своим снимкам непритязательные названия: "Люк", "Набережная", "Брызги", "Трамвай", "Посуда". На них застылый в летаргическом сне геометрический мир пульсирует готовой сорваться с губ строкой: "На дне двора. стен треснутых колодца...", но строка съезжает с рельсов просодии, повисает, дыхание сбивается. Зябко. Да и снег пошел. Текст недописан, экспозиция неверна, леблонов план недоосуществлен. Но остается вечный зазор между утопией и ее руинами, между черным и белым. Тем и живем.

Александр Скидан

100% Красный. 2005. №2. С. 98.

КОНТРАПУНКТ

Александр Филиппов Между белым и черным. СПб., 2004.

Дмитрий Равинский ПИТЕРbook. 2005. № 3. С. 46.

 К выставке Александр Филиппов. Избранное (Государственный музейно-выставочный центр РОСФОТО). 2014

Выставка петербургского фотографа Александра Филиппова охватывает тридцатилетний отрезок творческого пути мастера, включая в себя более ста авторских произведений, выполненных с середины 1980-х годов по настоящее время.

Александр Филиппов сформировался как автор в середине 1980-х годов, в период социально-политических и культурных изменений в СССР. Для советской фотографии это был период активных творческих поисков, стремлений к индивидуальному осознанию языка фотографии, позволяющего емко рассказать о важных событиях, мыслях и переживаниях. Фотографии Александра Филиппова позволяют проследить эволюцию уникального авторского видения, несущего в себе характерные черты целого поколения петербургских фотографов. Это поколение, ярко заявившее о себе в начале 1980-х, прошло увлечение социальной документальной фотографией во время перестройки и в период экспериментов конца 80-х – начала 90-х годов, по интенсивности и значимости сравнимый с экспериментами советских фотографов 1920-х годов. Поколение Филиппова пережило период застоя в фотоискусстве середины 90-х и во многом драматичный переход к цифровой фотографии начала 2000-х годов.

Александр Филиппов начал фотографировать ещё в школьные годы. Позже, в 1977 году он отправился в свою первую геологоразведочную экспедицию, добавившую в перечень его интересов страсть к путешествиям. Во время поездки он много фотографировал на цветной слайд, отдавая предпочтение пейзажу – своему любимому жанру. Постепенно интерес к фотографии перерос в серьезное увлечение, и Александр решил получить профессиональное фотографическое образование. После обучения Филиппов работал в портретном ателье города Пушкин и продолжал активно заниматься творческой фотографией. К этому времени относятся первые эксперименты с применением различных фотографических процессов и методов, открывающие возможность новой интерпретации пространства. Позднее этот опыт был использован автором в создании многих работ, в том числе и вошедших в выставку.

1 4 3 5 6

По-настоящему плодотворный период творческой деятельности Александра Филиппова связан с 1988 годом. Участие в нескольких знаковых ленинградских выставках вывело его в ряд наиболее интересных и перспективных фотографов. В это время в фотографиях Филиппова уже прослеживался сложившийся стиль, характерными чертами которого стали лиризм и стремление к созданию лаконичных, близких к абстракции образов.

В это же время в творчестве автора окончательно определились две основные темы – петербургский городской пейзаж и северный первозданный природный ландшафт, последовательно разрабатываемые Филипповым на протяжении всего творческого пути. И в той и в другой теме пейзаж является определяющим, но также прослеживаются и мифологические мотивы. В одном случае эти мотивы связаны с городской мифологией, присутствующей в литературных произведениях классиков русской литературы и переосмысляемой художником в сериях «Очевидный Петербург» и «Пересечение констант». В другом случае автор показывает подсознательное стремление городского жителя к поиску корней, к единению человека и природы (серии «Онега», «Девонский период», «Обереги»).

Это единение происходит не на основе «погружения» человека в живую природу или давления на него городского пространства, а состоит в ощущении той цельности и гармонии, которыми автор щедро делится со зрителем и которыми наполнена каждая работа, представленная на выставке.